Феномен русского сепаратизма - Геополитика - Каталог статей - Sv Ukr
Погода в Киеве на неделюSV  Ukraine
Понедельник, 05.12.2016, 22:37| RSS | Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Главная
Меню сайта
Категории раздела
Аналитика [180]
Геополитика [180]
Политика [199]
Экономика [213]
История [97]
IT-info [32]
Религия [52]
Публикации [101]
Кухня [32]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Поиск


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Новий РОЗВИТОК

  • Главная » Статьи » Геополитика

    Феномен русского сепаратизма




    Феномен русского сепаратизма

    Кто проталкивает идеи отделения Кавказа от России

    «Хватит кормить Кавказ!» – один из популярных лозунгов доморощенной оппозиции. На смысловом уровне он воспринимается как более знакомое: «Хватит кормить дармоедов!». Как тут не вспомнить знаменитое, интерпретированное под себя коммунарами 20-х годов евангельское высказывание: «Кто не работает – тот не ест». Справедливо ли оно, примененное исключительно к нашим южным соседям, и что за ним скрывается на самом деле?

    По данным за 2010 год дотации из федерального бюджета получали 70 субъектов РФ из 83, то есть 84 процента всех российских регионов. В них проживают 74,2 процента населения страны и они охватывают 87 процентов территории государства. Сразу возникает вопрос: получается, что жители большинства регионов – дармоеды, и значит, «хватит их кормить»? Абсурдность ситуации очевидна. Идем дальше. Кроме субъектов Северного Кавказа, в двадцатку дотационщиков входят такие разные регионы, как, например, Камчатка, Забайкалье и Псковская область. При этом из расчета на душу населения самые затратные – Камчатка, Магаданская область и алмазная Якутия, где в расчете на душу населения из общероссийского бюджета приходится в среднем по 50 тысяч рублей, а «ненасытные» Дагестан с Чечней, из-за которых разгорается сыр-бор, – «всего» по 10 тысяч. Это, согласимся, тоже немало, но требований прекратить кормить камчадалов или жителей солнечного и золотоносного Магадана, равно как дотационных якутов (41 280 рублей на человека) или тувинцев (28 600 рублей на человека), пока не слышно. Интересно почему?

    Феномен русского сепаратизма

    Причина требований прекращения дотаций именно Кавказу несколько в другом. Жители Северного Кавказа для нас, русских, с некоторых пор стали не только чужими, но и, мягко выражаясь, проблемными, мы как-то перестали считать эти южные республики своими. Кавказ уже не является для нас «всероссийской кузницей, здравницей и житницей». Однако если следовать логике такого «прикладного патриотизма», то какой такой житницей-здравницей была все эти годы для россиян-европейцев более далекая и географически, и этнически Тува или загадочная и находящаяся на краю земли Камчатка? Чем же нам ближе представители этих отдаленных этносов и земель?

    Да ничем. Может быть, мы их просто терпим, пока жители тех мест не начали «качать права», не попадают в сводки криминальной хроники крупных российских городов и не танцуют на наших улицах свои национальные танцы под шаманские бубны? Между прочим уровень безработицы и преступности (особенно убийств) в той же Туве очень высок – гораздо выше, чем в республиках Северного Кавказа. Логично, повторю, требовать перестать кормить и эти регионы, сидящие на шее остальных. Но мы молчим. Почему? Очевидно, потому, что нам это сделать не подсказали, а если быть точнее, нас к этому не подстрекают.

    Почему Кавказ, а не Калининград?

    Как бы то ни было, но из требования прекратить кормить чужаков логически вытекает следующее – отделить их от России, потому что какой смысл содержать на свой кошт тех, кого мы не считаем своими и не видим никакой реальной отдачи, а наоборот, получаем одни проблемы. Такие планы и идеи уже совсем другого уровня. Более серьезного, затрагивающего вопросы целостности государства. Попробуем разобраться: сам собой родился этот по сути сепаратистский лозунг или с чьей-то подсказки?

    Для начала вспомним нашу историю. Россия с конца XVI века прочно закрепилась на берегах Северного Ледовитого и вышла к Тихому океану, став самым большим по площади государством мира. Для освоения новых огромных пространств нужны были колоссальные средства и люди, готовые заселять и осваивать их. И они находились. Россия постепенно и поступательно утверждалась в своих границах, прирастая, по завещанию Ломоносова, Сибирью, Дальним Востоком, а еще из геополитических соображений Средней Азией, Закавказьем, территориями и землями в Европе.

    Отдельный разговор – Северный Кавказ. Это не мало кому ведомая «Кемска волость», а хорошо известная и давно освоенная русскими земля и наше присутствие там исторически и политически оправданно. Русские здесь уже давно и на полном законном основании считаются (если не брать в расчет экстремистски и националистически настроенных граждан, число которых относительно невелико, несмотря на усилия некоторых СМИ, показать обратное) своими, местными. Напрасно нас, так же не без помощи четвертой власти, хотят убедить в обратном: мол, Кавказ – это не наша территория, присоединенная к России исключительно насилием и лишь в середине XIX века. Достаточно вспомнить школьную программу средних классов советской школы, как тут же на память приходит славянское Тмутараканское княжество, расположенное аккурат на Таманском полуострове. А это конец Х века. Не чужими для Кавказа являются и казаки, появившиеся на берегах Терека и Кубани еще при Иване Грозном (XVI век), намного раньше, чем те же предки чеченцев. Никем не опровергнутой остается и кавказская теория происхождения русского народа, которая считалась вполне официальной до середины XIX века и опиралась на древние и общепризнанные источники, собранные в «Синопсис или краткое собрание от различных летописцев о начале славянского народа», изданный в 1674 году.

    Находясь веками бок о бок с народами-соседями, даже такими беспокойными, как горцы Кавказа, русские никогда не считали их проблемными, чужими или лишними, чтобы отделиться от них. Но были ли попытки добровольной сдачи своих территорий? Увы, были. Можно вспомнить досадный исторический эпизод продажи Северо-Американским Соединенным Штатам наших американских владений, который сегодня принято считать ошибкой правительства Александра II.

    Инициаторами деструктивных процессов всегда выступали либо сами власти, либо население национальных окраин, требующее самоопределения (Финляндия, Польша, Прибалтика, Закавказье), но не русский народ.

    Почему же сейчас происходит нечто обратное, когда власти постоянно заявляют о единстве и неделимости России, когда практически подавлены сепаратистские настроения на окраинах страны, а государствообразующий русский народ сам требует отделить Кавказ от России. С чего бы это мы так легко начали разбрасываться своими территориями? И делаем ли это повсеместно? Нет.

    Сравним ситуацию с теми же далекими Курилами, на которые претендует Япония. Кто из россиян вот так с ходу готов отдать японцам несколько островов, где подавляющее большинство граждан никогда в жизни не были и не будут. А ведь они и по площади в разы меньше Кавказа, и по скрытым в них полезным ископаемым мало что собой представляют в отличие от нефтеносного Кавказа. Или возьмем Калининградскую область – часть Восточной Пруссии, которая до 1945 года никогда исторически не принадлежала России. Но много ли желающих среди россиян отдать ее Германии? Есть российские территории, на которые претендуют Финляндия и страны Балтии. Но и их никто не собирается отдавать соседям. И это вполне естественно и нормально. Для русского народа – народа собирателя, объединителя, строителя территориальные потери были всегда болезненны и переносились тяжело. Вспомним, как передача Южного Сахалина и Курил по Портсмутскому договору 1905 года Японии серьезно подорвала доверие народа к царскому правительству.

    Почему русские, болезненно пережившие всего 22 года назад распад СССР, сегодня соглашаются добровольно отделить Кавказ от России? Если учесть, что большинство кавказцев этого как раз не хотят, то ситуация вообще выглядит очень странно и похожа на саморазрушение. Неужели в отделении Кавказа и выражаются вековые интересы русского народа? Или кто-то сумел это внушить?

    Парадоксы времени: союзники–противники

    Увы, сторонников радикального решения вопроса – отделения Кавказа от России, по оценкам различных источников, в несколько раз больше, чем выступающих «за единую и неделимую». Например, либеральный политолог Эмиль Паин, входивший в ближайшее окружение Бориса Ельцина, в годы первой чеченской кампании в 1994–1996 годах занимавший пост заместителя начальника Аналитического управления президента России, считает, что «идея эта становится общенациональной и проходит поверх идеологических противоречий. Отделить Кавказ хотят националисты и имперцы, те, кто вышел на Манежную площадь, и те, кто испугался Манежной площади». Практически согласен с ним и представитель консервативных, патриотических сил публицист Егор Холмогоров, считая, что эту идею озвучивают силы «от крайних националистов до крайних либерал-русофобов». Когда бы еще было такое, чтобы эти две враждующие силы объединялись в своем желании ослабить Россию, а именно так всегда на нормальном языке понимается утрата части своей территории. На мой взгляд, сторонников таких взглядов, как бы они себя ни называли, нельзя считать государственниками, патриотами, что наводит на мысль об управляемости ими извне, из одного центра, находящегося вне России и ставящего своей целью разрушить ее единство.

    Интересно, что союзниками этих двух сил в вопросе отделения Кавказа от России выступают и лидеры бандподполья, так называемого имарата Кавказ, во главе с Докку Умаровым и его зарубежными хозяевами. Это еще один странный пример единомыслия заядлых противников. Неужели даже этот факт не откроет глаза большинству бездумно голосующих за отделение от Кавказа россиян?

    «Ключ» от Великой и неделимой России

    Но допустим, чаемое отделение произошло. Как же планируют использовать наши доморощенные неосепаратисты из числа обывателей это выигранное время мнимого спокойствия и безопасности, купленное столь дорогой ценой? Неужели для накопления сил, создания боеспособной армии, подготовки реванша, чтобы вернуть утраченное. Отнюдь нет. Во главе угла идеи иллюзорного и зыбкого мира с независимым Кавказом стоит вполне прагматичная идейка дальнейшего беззаботного прозябания, как можно назвать современную идеологию накопительства-потребительства. «Своя рубашка» в виде временного спокойствия, купленного ценой отторжения своих земель, оказывается, таким людям ближе к собственному телу, чем высокие идеи единодержавия, за которыми кровь и пот сотен тысяч наших предков и геополитические интересы. На таких либеральных и эгоистичных мотивах и строится вся кухонная кавказская политика, выплеснувшаяся на улицы отнюдь не вдруг. Готовность пожертвовать частью своей территории, своих национальных интересов ради сомнительных благ в ближайшем будущем – это «ключ», которым и в дальнейшем будет легко отпираться ларчик «великой и неделимой России».

    Этим «ключом» уже не раз пользовались наши геополитические противники, четко отслеживавшие все наши внутригосударственные процессы. Вспомните эйфорию начала 90-х, когда РСФСР в лице своего нового лидера – всенародно избранного первого президента свободной России Бориса Ельцина решила, что «хватит кормить чурок» и самоопределилась-отделилась (именно так по хронологии) от Средней Азии, остатков Кавказа, а заодно и Украины с Белоруссией. Давайте вспомним и то, чем мотивировало сменившееся руководство страны свои действия, когда закрывало «затратные» базы во Вьетнаме (Камрань) и на Кубе (Лурдес). Тогда также звучали обоснованные призывы экономить на милитаризме. Только вот выигрыш от таких обскурантистских затей и процессов сомнительный. Денег в казне от сэкономленных на закрытых базах валютных рублей не прибавилось, а граждан вполне суверенных государств Средней Азии и Закавказья в самой России за это время стало в десятки, если не в сотни раз больше. Уже в нынешнее время, при министре обороны Сердюкове мы увидели, к чему привела идея «экономить на милитаризме».

    Где же гарантии, что после отделения от большой России теперь еще и Северного Кавказа все вдруг очень быстро наладится и Москва очистится от танцующей на ее улицах лезгинку молодежи, убийцы и насильники останутся исключительно «свои», русские, а освободившиеся финансовые «кавказские потоки» перенаправятся на нужды русской глубинки?

    Понятно, что таких гарантий никто давать не собирается. Главное для авторов подобных лозунгов – вызвать недовольство, протестные настроения. Вряд ли кто-то из неосепаратистов задумывался и над чисто техническими и юридическими вопросами, которые тоже выльются в копеечку. Как, например, будут решаться вопросы определения и обустройства новой границы или как быть с оставшимися на Кавказе соотечественниками и вместе с тем с прописанными в большой России уроженцами Дагестана или Кабардино-Балкарии?

    «Правь, Британия… Кавказом»

    Требования об отделении от Российской империи различных территорий, в том числе Кавказа, были весьма актуальны в преддверии революционных бурь XIX–XX столетий. И раздавались они не только от националистических организаций типа армянских дашнаков, азербайджанских мусаватистов, грузинских буржуазных националистов или сторонников имамата, но и от общероссийских революционных партий и организаций типа РСДРП, эсэров, «Бунд», в программы которых обязательным пунктом входило требование права наций на самоопределение.

    Сегодня уже не секрет, что основными источниками финансирования всех антиправительственных российских группировок и партий, поддерживавших сепаратистские настроения в Империи, являлись именно иностранные организации и финансовые группы, а также разведки Англии, Франции, США, Японии. И если интерес Японии в дестабилизации обстановки в «мягком подбрюшье России» понятен и ограничен временем достаточно короткой Русско-японской войны, то претензии вечной соперницы России – Англии на Кавказе имеют куда более долгосрочный интерес.

    Именно Британия со времен первого российского оппозиционера и политэмигранта Герцена является самым надежным убежищем для всех врагов России, кто бы ее ни возглавлял: самодержавные монархи, пожизненные генсеки или всенародно избранные президенты. Оттуда, из истинной колыбели всех русских смут и революций, помимо финансирования антиправительственных группировок и НКО, тянутся в Россию нити заговоров и терактов (убийство Павла I, Александра II и Александра III), там плетутся интриги (например по втягиванию России в неудачную для нее Крымскую войну) и разрабатываются проекты и программы различных антигосударственных партий и движений (II, III, V съезды РСДРП). С берегов Темзы делались и резкие антисоветские заявления (нота лорда Керзона) и злобные выпады (фултонская речь Черчилля, ознаменовавшая начало холодной войны). Вспомните, наконец, где находят приют сегодняшние беглые российские олигархи – спонсоры чеченских сепаратистов (ныне покойный Березовский) и недобитые боевики (пока здравствующий Закаев). Вспомните и высказывание одного из отцов британской дипломатии лорда Пальмерстона: «У нас нет неизменных союзников… Лишь наши интересы неизменны и вечны, и наш долг – следовать им». Рассуждая логически, зададимся вопросом: с какой бы это стати британская политика, вкупе с американской сделавшая немало для разрушения сначала Российской империи, а потом СССР, должна потерять интерес к нынешней России и всегда привлекавшим ее районам нефтеносного Кавказа?

    Операция «кавказофобия»

    Тут самое время упомянуть о роли СМИ в процессе дезинтеграции и развала единого государства. Напрямую к этому, конечно, никто не призывает – ведь это уголовно-наказуемое деяние. Одним из инструментов реализации этого дьявольского плана и умелого нагнетания страстей и является кавказофобия. Эта информационная кампания по отрыву Кавказа от России сегодня находит отклик у многих россиян. Тем более что реальных фактов для ее проведения более чем достаточно. Люди, не желающие самостоятельно проанализировать ситуацию, задуматься, ищут спасение в подсказанном им кем-то выходе.

    Надо признать, что центробежные процессы в постсоветском обществе, приобретая лишь новые формы, до сих пор не преодолены, уроки истории не усвоены. По недоброй устоявшейся традиции «врагами русского народа» стали теперь «лица кавказской национальности». Сколько их уже было за последние сто лет? Кто же их назначает? Наверное, тот, кто и платит за «заказанную музыку», звучащую рефреном в наших головах. Ведь для многих обывателей слова «кавказец, мусульманин, террорист, враг» давно сложились в логическую цепочку. Приходится говорить о массированной, развернутой СМИ-атаке, которой подвергаются наши зрители и читатели.

    Приведу небольшой фрагмент из секретного доклада Билла Клинтона середины 90-х годов: «Когда в начале 1991-го сотрудники ЦРУ передали на восток для осуществления наших планов 50 миллионов долларов, а затем еще такие же суммы, многие из политиков, военных также не верили в успех дела. Теперь же по прошествии четырех лет видно: планы наши начали реализовываться. Однако это не значит, что нам не над чем думать. В России, стране, где недостаточно сильно влияние США, необходимо решать одновременно несколько задач…»

    Главный инструмент решения этих самых задач – СМИ. Доктор исторических наук Александр Окороков в своей книге «Особый фронт» пишет: «Удачными результатами информационно-психологической войны стали «бархатные революции» в социалистических странах, «цветные революции» в советских республиках, этнические и территориальные военные конфликты на территории бывшего СССР».

    В марте 2012 года замгоссекретаря США по вопросам Европы и Евразии Филипп Гордон в ходе своего выступления в Вашингтоне заявил: «Права человека и поддержка демократии остаются в числе направлений нашей работы. После прихода в Белый дом Барака Обамы в 2009 году мы (администрация США) потратили на поддержку демократии и обеспечения прав человека в РФ 200 миллионов долларов».

    О разрушительной роли СМИ в дезинтеграционной политике на Северном Кавказе сегодня с тревогой говорят многие здравомыслящие политики и главы субъектов СКФО. Например, нынешний глава Кабардино-Балкарии – республики, которую активно пытаются втянуть в процесс противостояния, Арсен Каноков в интервью газете «КоммерсантЪ» отмечал: «…СМИ подначивают регулярно, очень искусно ведутся в регионе информационные войны по любому резонансному событию. Все эти разговоры о том, нужен ли России Северный Кавказ или тут стену выстроить, до добра не доведут… Создается такое ощущение, что нас очень умело пытаются вытолкнуть из российского пространства и кому-то очень хочется, чтобы здесь постоянно происходило что-то негативное». Разделяют его позицию и глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров и министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов. Не слишком отличается от их взглядов на проблему и мнение главы Чечни.

    В этом году в Дагестане отметят 90-летие всемирно известного поэта, участника Великой Отечественной войны аварца Расула Гамзатова. Среди дагестанцев популярностью пользуются не только его прекрасные стихи, но и мудрые изречения. Одно из них мне приходилось слышать здесь не раз: «Дагестан добровольно в состав России не входил, добровольно из нее и не выйдет». Оно, на мой взгляд, прекрасно характеризует отношение жителей многонациональной республики к реинтеграционным процессам.

    Как будет писаться дальше история народов России и Северного Кавказа – вместе или раздельно, зависит от нас. На мой взгляд, у нас есть только один бескровный выход: становиться сильнее, вернув себе роль регионального лидера – «старшего брата», который способен не только кормить «младших братьев», но и, когда понадобится, потребовать от них отдачу.

    Опубликовано в выпуске № 20 (488) за 29 мая 2013 года


    Источник:
             Главная







    Категория: Геополитика | Добавил: ekjack (29.05.2013)
    Просмотров: 206
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Copyright MyCorp © 2016
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz