Погода в Киеве на неделюSV  Ukraine
Воскресенье, 23.07.2017, 16:53| RSS | Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Главная
Меню сайта
Категории раздела
Безопасность [139]
Вооруженные силы [135]
Инфо, новости [205]
ПВО, ПРО [99]
NATO [54]
ВВТ [192]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Поиск


Календарь
«  Май 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Новий РОЗВИТОК

  • Главная » 2013 » Май » 1 » Научные фантазии на темы обороны
    19:34
    Научные фантазии на темы обороны



    Научные фантазии на темы обороны

    О «научных ротах», экранопланах и ракетных поездах

    Сергей Михайлов  
    29.04.2013 


    Неожиданную «медийную активность» проявили руководители министерства обороны и топ-менеджеры отечественной промышленности. В последние дни они сообщили очень много интересного, и теперь понятно, что у наших Вооруженных сил светлое будущее. Но все ли так благостно на самом деле?

    Будущих призывников-интеллектуалов и особенно их родителей порадовал заместитель министра обороны Олег Остапенко. Он сообщил, что первая «научная рота», сформированная из молодых людей, склонных к научно-исследовательской работе, появится уже во время осеннего призыва. Эти подразделения создадут при военно-учебных заведениях.

    Первая, по словам заместителя министра, будет сформирована при Военной академии РВСН имени Петра Великого. Сейчас там, как он сказал, приступили к оборудованию помещений под эти цели. Помещения для проживания военнослужащих «научной роты» будут иметь свою специфику, которая заключается в том, чтобы дать возможность «научным солдатам» заниматься «и в институтах, и в лабораториях по тем научным направлениям, которые военнослужащий будет вести». А еще - «чтобы он мог заниматься самостоятельно в рамках того вуза, где будет проживать». В кавычках – слова заместителя министра. Правда, так и осталось непонятным, в каких институтах и лабораториях солдат будет вести свою научную работу, и чем сможет «заниматься в рамках». Тем не менее, уже принято решение о создании пяти рот - но не сразу, а постепенно, по мере накопления опыта. По словам О. Остапенко, в перспективе их может стать и больше. Численность «научных рот» будет варьироваться от 80 до 100 человек, «элементы выучки военнослужащего также будут присутствовать». «Он будет научен умению стрелять из оружия, другим каким-то видам действий общевойскового характера, - сказал генерал-полковник. - Но основная цель, функция его будет именно занятие научно-исследовательской работой в интересах обороны страны».

    А еще, по словам замминистра, у солдат, как и положено, будет свободное время, увольнения, они смогут посещать библиотеки, ходить, когда это потребуется, домой. Но в остальном – это воинская служба со всеми присущими ей нормами и правилами. А главное, как уверены в министерстве, человек, занимающийся научно-прикладной работой по своему призванию, сможет реализовать творческие способности и принести пользу стране, армии и, конечно же, самому себе. Изумительно!

    Ранее Сергей Шойгу заявлял, что его ведомство рассматривает возможность создания «научных рот», в составе которых талантливые студенты будут выполнять научно-технические работы в интересах военного ведомства. Однако министр подчеркнул: там «будут служить талантливые ребята, которые, не покидая университетских стен, будут вместе с преподавателями выполнять те работы, которые нужны минобороны».

    Возникают вопросы: как определить уровень таланта призывника, позволяющий и срочную отслужить, и время в свое удовольствие провести? И где все-таки будут эти самые «роты науки» – в пределах стен, где студенты, еще не призванные в армию, учатся, как сказал министр. Или же - при высших учебных военных заведениях, в одном из которых уже идет оборудование специальных помещений для их приема, как заявил его заместитель.

    И вообще, какую научную работу, если говорить о ней серьезно, да еще в интересах Вооруженных сил, смогут провести студенты в течение годичного срока службы, проучившиеся в гражданском вузе год-два?

    Если учесть, что рядовой «интеллектуальной роты» должен вдобавок освоить азы солдатской службы - ходить строем, стрелять из оружия, знать уставы – то, получается, извините, откровенная профанация и науки, и армии одновременно.

    Вряд ли стоит сомневаться, что получится по известному выражению: хотели как лучше… А ведь действительно звучит креативно и заманчиво: «научная рота». Нигде в мире такого нет, а у нас будет.

    Еще О. Остапенко сообщил, что в рамках военного ведомства создается «Система перспективных военных исследований и разработок минобороны России». Одним из первых в него войдет центр робототехники, который будет размещаться на базе бывшей Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е. Жуковского в Москве. При его создании используется опыт работы подобного центра в МЧС России - это неудивительно, с учетом того, кто основал и возглавлял «чрезвычайщиков» долгие годы. По словам О. Остапенко, робототехнический центр «будет заниматься научными проработками, созданием экспериментальных образцов, проводить их испытание, доводить разработку до конечного продукта и внедрять ее в войска». И это прекрасно. Правда, одно замечание. Войска – это не рынок, в который надо «внедрять конечный продукт». В Вооруженных силах «конечный продукт» не внедряется, а принимается на вооружение.

    Впрочем, гораздо интереснее заявление о создании некой «системы»: это должна быть очень важная и очень закрытая структура министерства обороны, так как в ней станут определять облик оружия XXI века. И генерал-полковник О. Остапенко, которому будет непосредственно подчиняться новая структура, разъяснил ее функции. По его словам, «самая первая, главная цель данной системы - создание технического превосходства над потенциальным противником, в этом контексте мы очень активно работаем над ее созданием и функционированием».

    В состав «системы» войдут: Главное управление научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий; Информационно-аналитический центр сбора, анализа и подготовки информации и Координационно-экспертное управление научно-исследовательской деятельности; Научно-исследовательский центр «Бюро оборонных решений», расположенный в Москве, и региональный отдел инновационных разработок в Санкт-Петербурге. Вольется в него и будущий центр робототехники. В перспективе планируется создание аналогичных структур «системы» в Екатеринбурге, Новосибирске, Владивостоке. По мнению экспертов, основными задачами «системы» станут организация научной деятельности и технологического сопровождения инновационных исследований и разработок в области обороны; мониторинг и анализ мировой научной деятельности и разработок для предотвращения внезапного появления средств, способных представлять угрозу национальной безопасности России; использование отечественного научного ресурса и научного потенциала иностранных государств в интересах обороноспособности государства.

    Все это, бесспорно, очень важно и нужно. Но вот как «система» министерства будет взаимодействовать с Фондом перспективных исследований, созданном при Военно-промышленной комиссии? Задачи-то перед ними стоят почти одни и те же.

    В обнародованных на днях планах работы Фонда - создание сверхзвуковых пассажирских самолетов, экранопланов и конвертопланов. Появится такой пассажирский лайнер – и полностью изменится картина межконтинентальных сообщений и внутренних полетов на большие расстояния, скажем, из центра на запад России и на восток - во Владивосток и на Камчатку.

    Внедрение коммерчески выгодного аппарата, обеспечивающего перелет до Петропавловска-Камчатского за один час, до тихоокеанского побережья США за два часа способно «закрыть» всю действующую мировую авиаиндустрию, заставив начать конкуренцию в этой сфере с чистого листа.

    Другие приоритетные направления исследований и разработок - создание скоростного вертолета, экраноплана, тяжелого конвертоплана. Как пояснили эксперты Фонда, эти машины «способны принципиально изменить представления о транспортной доступности многих районов - от горных ущелий до тайги и тундры».

    А вот в военном ведомстве думают иначе, во всяком случае, в части, касающейся экранопланов. Министерство обороны считает нецелесообразным проводить работы по их созданию до тех пор, пока не определены облик и спектр задач решаемых экранопланом, сообщил директор департамента вооружений Минобороны Анатолий Гуляев. Оказывается, кроме возможного облика, нет четкого понимания его применения.

    Получается, десятилетия назад, в период расцвета СССР, в Генштабе Советской Армии понимали, для чего они нужны, и по заказу военных в Горьком было построено несколько экземпляров различных экранопланов. Уникальных по техническим характеристикам и боевым возможностям машин, которые, кстати, прошли испытания, в том числе - с ракетными пусками. А сейчас, выходит, «военная мысль» потерялась. Впрочем, надежду вселяет то, что помимо генералов, пытающихся определить место экранопланов в решении боевых задач, вопросом их создания озабочены и в минпромторге. Там разработан проект концепции развития экранопланов гражданского и военного назначения. Чье ведомство возьмет верх, гражданское или военное? Вопрос не праздный.

    Слова еще одного заместителя министра обороны, Юрия Борисова, пришедшего в военное ведомство из аппарата ВПК, можно считать настоящей сенсацией.

    В России, сказал он, начались опытно-конструкторские работы по созданию боевых железнодорожных ракетных комплексов - БЖРК. И проводит их Московский институт теплотехники – тот самый, в котором делали приснопамятную «Булаву». До сих пор непонятно, прошла «Булава» все положенные госиспытания или нет, но, исходя из того, что сказал Ю. Борисов, межконтинентальные ракеты для подводных лодок – пройденный этап. Теперь все силы – на создание БЖРК. Правда, вопрос о том, будут ли боевые железнодорожные ракетные комплексы развернуты и в каких масштабах, пока не решен.

    Генеральный конструктор Московского института теплотехники Юрий Соломонов дал ответ на вопрос, потребуется ли для боевых железнодорожных ракетных комплексов создавать новую ракету или будет использована старая: «Какая нужна ракета, такая и будет использована». Читай: либо – секрет, либо решение еще не принято. Напомним, морская «Булава» продавливалась с упором на то, что в ее основе лежит отработанный сухопутный «Тополь», а это означает унификацию производства и его удешевление. Вышло с точностью до наоборот. Никто не удивится, если тот же генеральный конструктор позже докажет, что для БЖРК сойдет и адаптированная «Булава».

    В советское время БЖРК были самым неуязвимым и очень мощным ракетным вооружением РВСН. Если подводный ракетоносец отслеживается сразу после выхода с базы, и скрыться ему даже в просторах Мирового океана почти невозможно, то поезду затеряться в сети железных дорог СССР было проще простого. Когда в Вашингтоне осознали, что отследить перемещение составов с межконтинентальными твердотопливными ракетами РТ-23УТТХ «Молодец» - по классификации НАТО «СС-24 Скальпель» - американцы не могут никакими средствами технической разведки, то очень встревожились. Такого быть не должно...

    В 1988 году в нашей стране удалось развернуть пять полков, а к 1991 году - три ракетные дивизии, под Костромой, Пермью и Красноярском. Каждая дивизия состояла из четырех ракетных полков, всего 12 составов. БЖРК выглядели как обычные железнодорожные составы из рефрижераторных, почтово-багажных и пассажирских вагонов. Внутри каждого состава находилось три пусковых установки с «Молодцами», а также вся система их обеспечения с командным пунктом и боевыми расчетами. Пуск ракет мог осуществляться с любой точки маршрута. Для этого состав останавливался, специальным устройством в стороны отводилась контактная подвеска электропроводов, пусковой контейнер ставился в вертикальное положение, и ракета стартовала. За сутки БЖРК мог пройти около 1200 километров, а время его боевого автономного патрулирования, благодаря запасам на борту, длилось почти месяц.

    После развала СССР американцы приложили максимум усилий, чтобы Россия собственными руками уничтожила свою уникальную стратегическую мощь.

    Сначала БЖРК запретили патрулирование и поставили на прикол по месту расквартирования штабов ракетных дивизий. Затем сократили дивизии до одной – в Костроме. А в начале этого века БЖРК были сняты с вооружения, железнодорожные пусковые установки и ракеты утилизировали. Так что воссоздание боевых железнодорожных комплексов стратегического назначения можно только приветствовать. Но и здесь в бочке меда даже не одна, а две ложки дегтя.

    Первая: справится ли научный коллектив, возглавляемый Ю. Соломоновым, с очень непростой задачей или мы увидим продолжение сериала «Возвращение «Булавы»? Вторая: а что мешает поставить на железнодорожные платформы ракетные установки уже сейчас? Российскими специалистами в инициативном порядке создан оригинальный и пока еще не имеющий аналогов в мире контейнерный ракетный комплекс «Клаб-К». В стандартных грузовых контейнерах размещаются оперативно-тактические ракеты с дальностью полета до 500 километров. Наверное, если ставить не две ракеты, а одну с большим диаметром, то можно и дальность полета увеличить. Но главное не это. Такие ракетные поезда могут формироваться очень быстро, и на них можно отрабатывать подзабытую технологию управления боевыми железнодорожными комплексами. Однако министерство обороны никакого интереса к комплексам «Клаб-К» не проявляет, принимать их на вооружение, насколько известно, не планирует.

    Впрочем, помимо мечтательных рассуждений о «научных ротах» и будущих стратегических комплексах БЖРК, прозвучали и обнадеживающие новости сегодняшнего дня. Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» успешно реализует программу по созданию ракетного оружия нового поколения. Руководитель корпорации Борис Обносов сказал, что государственные испытания двенадцати новых образцов тактического оружия морского и воздушного базирования будут выполнены до 2017 года. По его словам, времена, когда предприятия разрабатывали по две-три новых ракеты за десятилетие, ушли в прошлое: «Сейчас ситуация кардинально меняется, и количество возрастает, и самое главное - это новые изделия».

    Корпорация занимается разработкой и производством современных образцов тактического ракетного и бомбового авиационного вооружения, в том числе - для истребителя пятого поколения. Также там создаются тактические средства поражения для надводных кораблей и подводных лодок. В списке наиболее известных разработок корпорации находятся береговые комплексы «Бал», «Бастион», корабельные «Москит» и «Уран».

    А еще, сообщил Б. Обносов, к лету 2013 года будет разработана комплексная целевая программа по созданию сверхзвуковых ракет. Правда, кричать «Ура!» пока рано, работа непростая и рассчитана на несколько этапов, предупредил он.

    Итак, в армии и в промышленности началось «весеннее оживление». Пусть экранопланы взлетят не скоро, но юные интеллектуалы в «научных ротах» поднапрягутся, и, глядишь, поезда с «Булавами» покатят по стальным магистралям РЖД, пугая не названных пока конкретных супостатов.  

    Специально для Столетия


    Источник:
             Фонд исторической перспективы







    Категория: Вооруженные силы | Просмотров: 142 | Добавил: ekjack
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz